Что такое диффузное путешествие?

Это не отдых в обычном цивильском понимании, не туризм, не экстрим, не «культурный дОсуг». Это проникновение в атмосферу мест, по которым мы путешествуем. Мелкие штрихи, детали, которые подчас гораздо увлекательнее, чем обязательные для посещения «достопримы» и прочие must see. Раньше я называл такие путешествия «атмосферными», но потоми решил употреблять свой собственный термин - «диффузное путешествие».

Перекинуться парой слов (с трудом продираясь сквозь местный диалект) с механизатором, копающимся в своём тракторе, поболтать с сенегальцем, продающим сувениры, послушать бабульку, сетующую, как положено, что всё плохо стало, расспросить продавца овощной лавки, как лучше готовить листья одуванчиков и т.п. - вот что такое диффузное, проникающие в мелкие поры мест, путешествие. Именно таким и был наш итальянский проект, осуществлённый в начале мая 2018 года.

Места

Уже который год мне удаётся осуществлять проекты под лозунгом «Лето начинается в апреле». Выезжаю из СПб - листочки ещё не распустились, а на следующий день я уже среди буйной зелени, красота! А возвращаюсь я уже после 9 мая, когда зелень на Северо-Западе вполне уже распустилась.

Так же и в этот раз: затянувшаяся ранняя весна мгновенно сменилась полноценным летом. Первая часть нашего пути проходила по берегу Тирренского моря. Выезд из римской агломерации был недолог, дальше начинается национальный парк. Парк похож на Рижское взморье,

с поправкой, конечно, на тамошний климат: вместо стройных балтийских сосен, противостоящих зимним ветрам - здоровенные разлапистые средиземноморские пинии.

Но продолжается эта красота не так уж и долго, вскоре начинается Кампания - неапольская агломерация. Там заметно теплее, около моря появляются плавни, болотины с утками, лягушками и змеями. И геология меняется, начинаются вулканически активные места, попадаются тёплые источники. Термы, впрочем, все были с платным доступом, так мы никакую мы и не посетили.

Однако возле Мондрагоне, когда мы устроились ночевать у небольшого ручейка, вода в нём была не просто сероводородной, а с дико концентрированным вкусом тухлых яиц. Тем менее, за час мы к ней привыкли, поначалу просто умывались, а потом вовсю использовали для готовки.

Далее мы прокинулись 100 км на поезде, из соображений человеческой атмосферы, о которой я напишу позже, и оказались в предгорьях Апеннин. Предгорья, как и сами горы в тех местах совсем невысокие: наш перевал был ниже 900 метров. Но места там красивые - сопки, сопки, лощины, речушки.

И разнотравье.

Перевал ничего особенного из себя не представлял, более того, его даже не было как такового; просто с какого-то момента небольших спусков стало больше, чем небольших подъёмов.

В Апулии, горы сменяются бескрайними полями, через них протекает пара небольших речек. Поля, как правило, возделаны, но местами и заброшены. На одном из таких заброшенных участков мы и остановились на ночь, причём место нашли не сразу - первое нам попавшееся удобное местечко успела облюбовать пара змей для занятий своими любовными играми - выглядело это красиво, но страшновато. В конце концов устроились, но и не без приключений наутро меня укусила за спину противная 10-сантметровая сколопендра. Фу!

С приближением к морю апулийские поля сменяются лиманами и столь любимыми мной соляными промыслами.

Расскажу о них чуть подробнее. В полусотне километров к северу от Бари Апеннины отходят от моря, по равнине текут небольшие речушки, которые перед впадением в Адриатику образуют лиманчики и плавни. На границе этих плавней стоит старинное село Троицкое, у него ещё греческое название - Тринитаполис. Затем идут лиманы, а на самом берегу - село Ромашкино (Margherita). Лиманы давно окультурены, их используют как соляные промыслы: вода испаряется, получается соляная пустыня, экскаватор черпает соль, а вагонетки увозят её.

Мы специально свернули на почти готовую чеку. Вода там имеет розоватый оттенок, по-видимому, из-за солей калия. Солб местами образует нечто вроде ледяной корочки, можно отломать прозрачную пластинку. Вода дико соленая: если лизнуть палец, щиплет. Но и полезная. Когда-то, 30 лет тому, аналогичные разработки были на Арабатской стрелке в Западном Крыму, я там в своё время за полчаса вылечил себе жёсткую ангину.

В самом Ромашкино есть музей соляных промыслов, там у входа стоит старенький паровозик-солевоз - «Паровозик из Ромашкино».

 

museo

Дальше наш путь пролегал вдоль побережья. Места эти хоть и находятся километров на 700 южнее изъезженной мной Лигурии, но климат более суровый. Было не жарко - 22-23 градуса, временами шли холодноватые дожди, и это в начале мая!

Тем не менее, проект «лето начинается в апреле» состоялся!

Покровители

Выехали мы из аэропорта какие-то неприкаянные - так я это почувствовал: и вино какое-то немножко не то было, и земля под палатками какая-то не та. Так было до тех пока, наконец, мы не обрели своего покровителя на тирренский участок нашего пути. Это - Св. Георгий, San Giogio. Он посмотрел на меня с большой картонной коробки из-под масла, эта коробка стала нашей полевой кухней, а со Св. Георгием я про себя советовался на перепутьях. Ну, а когда въехали в Апулию, там уж сразу стало ясно, кого нам выбрать - это, конечно же, сам Св. Николай. Мы не ошиблись в своём выборе: всё путешествие по мелочам складывалось удачно, а под конец нам был устроен праздник. Последняя ночь перед отлётом, отметили удачное окончание проекта, и вдруг в 3 часа ночи со стороны Бари слышится канонада. Настоящая пушечная пальба, именно пальба, а никакая не гроза. Продолжалось это добрых полчаса, затем всё стихло. Отправляемся мы в Бари - а там весь город перекрыт, полиция стоит, люди все такие радостные. Оказалось, мы попали на самый главный праздник La festa di San Nicola. Внешне он поход на советскую первомайскую демонстрацию. Большая колонна формируется из «производственных коллективов» - в данном случае это инициативные группы прихожан, причём зачастую не местные, а приезжие. До начала главного шествия ещё часа 3, а группы уже стоят, болтают весело, некоторые поют хором богоугодные песни. В общем, атмосфера весёлого праздника!

А что за пальба была? Я пытался спросить у рядовых участников демонстрации; к моему удивлению, никто ничего определённого сказать не мог. Прояснил дело молодой подтянутый полицейский, который кратко рассказал мне историю вопроса: в ночь с 8 на 9 мая, именно в то самое время, когда палили пушки, в гавань Бари вошёл корабль, который привёз мощи Св. Николая из Мир Ликийских.

Люди

Так или иначе, по дороге общались мы с разными людьми. Вообще, общение со средиземноморской публикой - дело специфичное. Им доставляет удовольствие сам процесс говорения, а мозг у них при этом практически выключен. Они могут задать вопрос и даже не задуматься над ответом на него. Поначалу это немного раздражает, но потом начинаешь понимать, что именно в этом и заключается их искусство сидеть часами и днями напролёт с чашечкой кофе или бокальчиком вина и вести бесконечные разговоры.

Люди попадались нам разные. Сначала Кампания - этот региончик мы прокинулись на поезде около 100 км. Живёт там сплошная гопота и отморозки, не за тем я в Европу катаюсь, чтоб с такой публикой общаться. Отдельно отмечу индусов. Они капитально обосновались на Тирренском побережье, живут компактно. Бывает, едешь - и километра 3 вообще ни одного неидусского лица не увидишь - так гуляют, на работы едут на велосипедах. Но ребята они спокойные и добродушные. Попался нам по дороге бразильский пилигрим - совершал пешее паломничество примерно по нашему веломаршруту. Проболтали мы с ним добрых полчаса - начали по-итальянски, но таки перешли на английский (фуу, мне стыдно, уподобился я русотуристам, раскаиваюсь). В Кампании, кстати, бразильянца этого, знамо дело, грабанули.

Наверху в Апеннинах попался нам травник - ходил, выбирал что-то.

Отдельно расскажу о своих впечатлениях о жителях Апулии. Контраст по сравнению с жителями Северной Италии разителен! Если кратко и огрублённо - то сплошное жлобство. Во-первых, всё ужасно замусорено, невообразимый срач на обочинах дорог, в полях лежат треснутые унитазы. Вот пример. Семейство апуляков, вполне такое приличненькое, приехали на машинах, отдыхают на берегу моря под тентами, мусор собирают в мешок. А в конце глава семейства подходит к берегу и... вытряхивает мешок мусора в море, затем все довольные уезжают на своих машинах.

Водители - это что-то. Подрезают буквально в полуметре перед носом. Если мы едем на велосипедах по главной дороге, то подъезжающие по второстепенной тормозят в самый последний момент. Если перед апуляком перекрёсток с круговым движением, а ему надо налево и вблизи нет машин, он спокойно сворачивает налево против круга. Ещё они любят бибикать. Причём это не сплошное бибиканье, к которому быстро привыкаешь, а какое-то выборочное - не частое, но совершенно непредсказуемое.

Но в целом, если сравнивать, при всём их жлобстве у апуляков нет присущей паспортлэндцам злобности и суетливости, да и жлобство их имеет средиземноморский характер - им всё глубочайше пофиг.

О питании в этом путешествии. Попутчики и культурные проекты. Начало рассказа - оглавление.

На главную страницу романыЧа